avangard-pressa.ru

А. Человеческий аспект личности Христа 2 - Религия

Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может со-страдать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха. Посему да приступаем с дерзновением к престолу бла-годати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовремен-ной помощи (Евр. 4:15,16).

В любой ситуации, в которой мы сталкиваемся с искушением, мы долж-ны размышлять о жизни Христа, чтобы понять, не сталкивался ли и Он с по-добной ситуацией. Обычно мы способны вспомнить о некоторых эпизодах жизни Иисуса, когда Он сталкивался с искушениями, очень схожими (хотя, может быть, и не во всех деталях) с теми, с которыми мы сталкиваемся еже-дневно7.

4. Мог ли Иисус согрешить? Это вопрос иногда возникает. Часто говорят, что Иисус был безгрешен в том смысле, что Он был «неспособен согрешить». Другие возражают, что если Христос не был способен согрешить, то Его иску-шение не было подлинным, так как Он в любом случае не поддался бы греху.

Чтобы ответить на этот вопрос, нам следует различать ясные утвержде-ния Писания и те выводы, к которым мы сами можем прийти на этой основе. 1) Писание ясно утверждает, что Христос никогда не грешил (см. выше). В этом факте не может быть никаких сомнений. 2) Оно ясно утверждает также, что Иисус подвергся искушениям и что эти искушения были реальными (Лк. 4:2). Если мы верим Писанию, то мы должны настаивать на том, что Хрис-тос был, «подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (Евр. 4:15, курсив мой. — У. Г.). Если наши размышления по вопросу о том, могли Христос согрешить, приводят нас кмысли, что Он не подвергался подлинным искушениям, то мы пришли к ложному выводу, противоречащему ясным утверждениям Писания. 3) Нам также следует вместе с Писанием утверждать, что «Бог не искушается злом» (Иак. 1:13). Но здесь возникает сложный вопрос: если Иисус был вполне Богом, как и вполне человеком (и ниже будет показано, что Писание много-кратно это утверждает), то не должны ли мы утверждать, что Иисус, в опреде-ленном смысле, также «не мог искушаться злом»?

7 Особенно это относится к семейной жизни. Важно помнить, что после случая в храме, который произошел, когда Иисусу было двенадцать лет, Иосиф нигде больше не упоминается в Евангелиях; он не упомянут в тех стихах, в которых перечислены мать Иисуса и другие члены Его семьи, братья и сестры (см.: Мф. 13:55,56; Мк. 6:3; ср.: Мф. 12:48). Вспомните, что на браке в Кане Галилейской присутствовала «мать Иису-са», а не Его отец (Ин. 2:1), если отец был еще жив (ср.: Ин. 2:12). Вероятно, это указыва-ет на тот факт, что, после того как Иисусу исполнилось двенадцать лет, Иосиф умер и впоследствии Иисус рос в семье «матери-одиночки». Это означает, что чем старше Он становился, тем большую ответственность Он брал на себя, как мужчина, зарабатывая ремеслом плотника (Мк. 6:3) и, несомненно, также помогая заботиться о Своих братьях и сестрах. Поэтому, хотя Иисус и не был женат, Он, конечно же, сталкивался с самыми разными семейными сложностями и конфликтами, весьма схожими с теми, которые возникают в современных семьях.

Мы можем вести наше рассуждение, опираясь на ясные и четкие утверж-дения Писания, лишь до этой точки. Здесь мы сталкиваемся с дилеммой, ко-торая возникает и при обсуждении других доктринал ьных вопросов, когда в Писании утверждаются вещи, если не прямо противоречащие друг другу, то, по крайней мере, с трудом совместимые в сознании. Например, в связи с уче-нием о Троице говорится, что Бог существует в трех лицах, что каждое из них вполне является Богом и что Бог един. Хотя эти утверждения и не противоре-чат друг другу, тем не менее их сложно совместить. Конечно, в определенной степени мы можем понять, как они сочетаются, но все же (по крайней мере, в этой жизни) нам приходится признать, что окончательно понять это мы не мо-жем. В данном случае ситуация сходная. Противоречия здесь нет. Писание не говорит нам, что «Иисус был искушаем» или что «Иисус не был искушаем» (это было бы противоречием, если бы слова «Иисус» и «искушаем» были упо-треблены в обоих предложениях в совершенно одинаковом смысле). Библия говорит нам, что «Иисус был искушаем» и что «Иисус был вполне человеком», что «Иисус был вполне Богом» и что «Бог не искушается». Это сочетание уче-ний Писания дает нам возможность увидеть совместное действие человечес-кой и божественной природы Христа и лучше понять, как Он мог быть иску-шаем (в определенном смысле) и не мог быть искушаем (в другом смысле). (Как это возможно, будет рассмотрено ниже.)

8 В этом рассуждении я широко использую выводы, представленные в книге: Geerhardus Vos, Biblical Theology (Grand Rapids: Eerdmans, 1948), pp. 339—342.

Таким образом, здесь мы выходим за рамки ясных утверждений Писания и пытаемся найти ответ на вопрос, мог Христос согрешить или нет. Важно осо-знавать, что следующее ниже решение основывается на сочетании различных библейских учений и не подтверждается конкретными ясными утверждения-ми Писания. Помня об этом, мы можем сказать следующее8:1) если бы чело-веческая природа Иисуса существовала сама по себе, независимо от Его бо-жественной природы, то это была бы в точности такая же человеческая приро-да, какую Бог дал Адаму и Еве. Она была бы свободна от греха, но при этом способна согрешить. Таким образом, если человеческая природа Иисуса су-шествовала сама по себе, то существовала абстрактная или теоретическая возможность того, что Иисус мог согрешить так же, как Адам и Ева. 2)Одна-ко человеческая природа Иисуса никогда не существовала отдельно от Его божественной природы. С момента Его зачатия Он существовал как подлин-но Бог и также как подлинно человек. Как Его человеческая природа, так и Его божественная природа были соединены в одной личности. 3)Хотя суще-ствовали некоторые явления (такие, как голод или слабость), которые Иисус испытывал лишь в Своей человеческой природе и не испытывал в божествен-ной природе (см. ниже), тем не менее греховный поступок был бы, судя по все-му, моральным актом, затрагивающим всю личность Христа. Поэтому, если бы Он согрешил, это касалось бы как Его человеческой, так и Его божествен-ной природы. 4)Но если бы Иисус как личность согрешил, участвуя в грехе как человеческой, так и божественной природой, то согрешил бы Сам Бог, и Он перестал бы быть Богом. Но это невозможно по причине бесконечной святости божественной природы. 5) Поэтому если мы спрашиваем, могли Иисус согрешить в действительности, то, судя по всему, мы должны прийти к за-ключению, что это невозможно. Соединение божественной и человеческой природы в Его личности мешало этому.

Неразрешенным остается вопрос о том, как искушение Иисуса могло при этом быть реальным. Давайте рассмотрим искушение превратить камень в хлеб. Иисус, благодаря Своей божественной природе, обладал способностью совершить это чудо. Но в данном случае Он мог пользоваться лишь своей че-ловеческой силой, чтобы проявить послушание. Это было такое же испыта-ние, в котором потерпел неудачу Адам; и если бы Он воспользовался Своей божественной природой, то не заслужил бы для нас спасения. Поэтому Иисус отказался опереться на Свою божественную природу и сделать послушание более легким для Себя. Представляется уместным утверждать, что точно та-ким же образом Иисус встретил все искушения, — Он пользовался не боже-ственной властью, а одной лишь силой человеческой природы (хотя, конечно же, она была не «одна», так как Иисус, обладая той же верой, которой должны обладать люди, полностью полагался на Бога-Отца и на Святого Духа в каж-дый момент). Моральная сила Его божественной природы была своего рода «стопором», который в любом случае предотвратил бы грех (и поэтому мы мо-жем сказать, что Иисус не мог согрешить). Но Он не прибегал к силе Своей божественной природы, чтобы сделать искушения более легкими, и Его отказ превратить камни в хлеб ясно на это указывает.

Итак, были те искушения реальными или нет? Многие богословы под-черкивали, что лишь тот, кто успешно сопротивляется искушению до кон-ца, наиболее полно ощущает силу этого искушения. Так же как чемпион-тя-желоатлет, который поднимает и удерживает над головой тяжелый вес, чувст-вует его давление более полно, чем тот, кто пытается поднять и роняет снаряд; так же любой христианин, который успешно противостоял искушению до конца, знает, что это гораздо тяжелее, чем сразу же уступить ему. Так же было и с Иисусом: каждому искушению Он противостоял до конца и восторже-ствовал над ним. Искушение было реальным, несмотря на то что Иисус не усту-пил ему. Фактически, оно было реальным именно потому, что Иисус не усту-пил ему.

Что же тогда можно сказать о том факте, что «Бог не искушается злом» (Иак. 1:13)? Судя по всему, это один из тех феноменов, истинность которых мы можем утверждать в применении к божественной природе Иисуса, но не к Его человеческой природе. Его божественная природа не могла искушаться злом, но Его человеческая природа могла искушаться и явно была искушав-ма. Как эти две природы соединялись в одной личности перед лицом искуше-ний, Писание нам не объясняет. Но различие между тем, что истинно для одной природы и что истинно для другой природы, является примером для ряда схо-жих утверждений, к которым подводит нас Писание (об этом более подробно

см. ниже, в разделе, посвященном вопросу отом, как Иисус мог быть Богом и человеком в одной личности).

5. Почему было необходимо, чтобы Иисус был вполне человеком? Когда Иоанн писал свое первое послание, в церкви распространилось еретическое учение, которое утверждало, что Иисус не был человеком. Эта ересь впослед-ствии стала известна как докетизлР. Это отрицание истины о Христе было настолько серьезным, что Иоанн говорит даже, что оно является учением ан-тихриста: «Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, ко-торый исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а вся-кий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире» (1 Ин. 4:2,3). Апостол Иоанн понимал, что отрицание под-линной человеческой природы Христа означало отрицание самой сути хрис-тианства. Поэтому, говорит он, тот, кто отрицает факт, что Иисус пришел во плоти, послан не от Бога.

Обращаясь к Новому Завету, мы видим много причин, по которым Иисус должен был быть вполне человеком, если Ему надлежало стать Мессией и за-служить нам спасение. Мы можем привести семь причин, по которым это было необходимо.

1) Ради заместительного послушания. Как мы отметили в гл. 24, посвящен-ной заветам между Богом и человеком10, Иисус был нашим представителем и повиновался за нас в том, в чем Адам потерпел неудачу и проявил непослуша-ние. Мы видим это в параллелях между искушением Иисуса (Лк. 4:1—13) и искушением Адама и Евы в саду (Быт. 2:15 — 3:7), а также в непослушании Адама и послушании Христа:

9 Слово «докетизм» происходит от греческого глагола δοκέω «казаться». Любая бого-словская позиция, в которой утверждается, что Иисус на самом деле не был человеком, а лишь казался им, называется «докетической». В основе докетизма лежит предположе-ние о том, что материальное творение дурно по своей сути, а потому Сын Божий не мог соединиться с подлинной человеческой природой. Ни один выдающийся руководитель церкви не придерживался учения доктеизма, но это была опасная ересь, существовав-шая в течение первых четырех веков Церкви. Современные евангельские христиане, не уделяющие достаточно внимания человеческой природе Христа, могут невольно под-держать докегические тенденции.

10 См. также гл. 26.

Посему, как Преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни. Ибо, как непослу-шанием одного человека сделались многие грешными, так и послуша-нием одного сделаются праведными многие (Рим.5:18,19).

Поэтому Павел и называет Христа «последним Адамом» (1 Кор. 15:45), Адама — «первым человеком», а Христа — «вторым человеком» (1Кор. 15:47). Иисус должен был быть человеком, чтобы стать нашим представителем и по-виноваться вместо нас.

2) Чтобы статьзаместительной жертвой. Если бы Иисус не был челове-ком, Он не мог бы умереть за нас и понести наказание, которое мы заслужи-ли. Автор Послания к Евреям говорит нам: «Ибо не Ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово. Посему Он должен был во всем уподобиться братиям, чтоб быть милостивым и верным Первосвященником пред Богом, для умилостивления за грехи народа» (Евр. 2:16,17; ср.: ст. 14). Иисус должен был стать человеком, а не ангелом, потому что Бог желал спасти людей, а не ангелов. Но чтобы это свершилось, Он «должен был» стать подобным нам во всем, чтобы стать «умилостивлением» за нас, жертвой, которая была бы приемлемой заменой. Хотя эта мысль будет более подробно рассматривать-ся в гл. 27, посвященной искуплению, здесь важно отметить, что если бы Хри-стос не был вполне человеком, Он не смог бы принять смерть за человеческие грехи; не смог бы стать заместительной жертвой за нас.

3) Чтобы статьпосредником между Богом илюдьми. Поскольку грехом мы были отделены от Бога, мы нуждались в ком-то, кто встал бы между Богом и нами и вновь привел нас к Нему. Нам нужен был посредник, который мог пред-ставлять нас перед Богом и представлять Бога перед нами. Лишь Богочеловек мог выполнить эту задачу: «Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1 Тим. 2:5). Чтобы осуществить эту функцию посредника, Иисус должен был быть вполне Богом и вполне чело-веком.

4) Ради того, чтобыисполнить первоначальный план Бога, в соответствии скоторым человек долженвластвовать надтворением. Как мы видели в гл. 14, посвященной целям сотворения Богом человека, Бог поместил людей на зем-ле, чтобы они покорили ее и властвовали над ней, как представители Бога. Но человек, согрешив, не исполнил этого предназначения. Автор Послания к Евреям осознает, что Бог хотел все покорить человеку, но он замечает при этом: «Ныне же еще не видим, чтобы все было ему покорено» (Евр. 2:8). Когда Иисус пришел на землю в качестве человека, Он был способен повиноваться Богу и потому имел право властвовать над творением как человек, исполняя перво-начальный план Бога о человеке. Автор Послания к Евреям говорит: «Увен-чан славою и честию Иисус», правящий миром (Евр. 2:9; ср.: ст. 7, где исполь-зуется то же самое выражение). Иисус говорил: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Мф. 28:18). Бог «все покорил под ноги Его, и поставил Его выше всего, главою Церкви» (Еф. 1:22). И в самом деле, однажды мы станем

2) править вместе с Ним на Его престоле (Отк. 3:21) и тогда, повинуясь нашему Господу Христу, увидим исполнение Божьего плана (ср.: Лк. 19:17; 1 Кор. 6:3). Иисус должен был быть человеком, чтобы исполнить первоначальный план Бога о том, что человек должен властвовать над творением.

5) Чтобы служить нам примером. Иоанн пишет: «Кто говорит, что пребы-вает в Нем, тот должен поступать так, как Он поступал» (1 Ин. 2:6, курсив мой. — У. Г.), и напоминает, что, «когда откроется, будем подобны Ему» и что эта надежда на соответствие качествам Христа уже сейчас придает нашей жиз-ни все большую моральную чистоту (1 Ин. 3:2,3). Павел говорит нам, что мы постоянно «преображаемся в тот же образ» (2 Кор. 3:18), тем самым дви-гаясь к цели, ради которой Бог спас нас, — «(быть) подобными образу Сына» (Рим. 8:29). Петр говорит нам, что размышлять о примере Христа мы должны в особенности в страдании: «Потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1 Пет. 2:21). В течение всей нашей христианской жизни мы должны преодолевать свой путь, «взирая на началь-ника и совершителя веры, Иисуса» (Евр. 12:2). Если вас удручает враждеб-ность грешников, «помыслите о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников» (Евр. 12:3). Иисус также является для нас примером в смерти. Павел желает уподобиться Иисусу, «сообразуясь смерти Его» (Флп. 3:10; ср.: Деян. 7:60; 1 Пет. 3:17,18 и4:1). Нашей целью должно быть уподобление Хри-сту каждый день, до самой смерти, и умереть мы должны в непоколебимом послушании Богу, с твердой верой в Него, с любовью к другим людям и про-щая их. Иисус должен был стать человеком, подобным нам, чтобы служить нам примером.

6) Чтобы служить прообразом наших воскрешенных тел. Павел говорит нам, что, когда Иисус воскрес из мертвых, Он воскрес в новом, духовном теле, ко-торое «восстает в нетлении... восстает в силе» (1 Кор. 15:42—44). Это новое вое-крещенное тело Христа — пример того, какими будут наши тела, когда мы воскреснем из мертвых, так как Христос — «первенец» (1 Кор. 15:23), которо-му уподобятся те, кто последует за Ним. Сейчас мы наделены телом, подоб-ным телу Адама, но в будущем обретем тело, подобное Христову: «И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного» (1 Кор. 15:49). Иисус должен был воскреснуть как человек, чтобы стать «первенцем из мертвых» (Кол. 1:18), примером, показывающим то, какими в будущем станут наши тела.

7) Чтобы сопереживать нам в качестве Первосвященника. Автор Посла-ния к Евреям напоминает нам, что «как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2:18; ср.: 4:15,16). Если бы Иисус не был человеком, Он не был бы способен знать на опыте, через что мы проходим в наших искушениях и страданиях. Но, поскольку Он жил как человек, Он способен более полно сочувствовать нам11.

6. Иисус будет человеком вечно. Иисус не оставил Свою человеческую при-роду после Своей смерти и воскресения, так как Он являлся Своим ученикам как человек, и даже с ранами от гвоздей на руках (Ин. 20:25—27). Он обладал «плотью и костями» (Лк. 24:39) и ел пищу (Лк. 24:41,42). Позднее, когда Он беседовал со Своими учениками, Он был взят на небо также в Своем воскре-шенном теле, и два ангела объявили о том, что Он возвратится таким же обра-зом: «Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (Деян. 1:11). Позднее Стефан, взирая на небо, увидел Иисуса как «Сына Человеческого, стоящего одесную Бога» (Деян. 7:56). Иисус явился также Савлу на Дамасской дороге и сказал: «Я Иисус, Которого ты гонишь» (Деян. 9:5), и позднее Савл (Павел) связал это событие с другими явлениями Иисуса ученикам по Его воскресении (1 Кор. 9:1; 15:8). В Откровении Иоанна Иисус вновь появляется как «подобный Сыну Челове-ческому» (Отк. 1:13), хотя и будучи исполнен славы и величия, так что Иоанн в ужасе падает к Его ногам (Отк. 1:13—17). Иисус обещает, что будет вновь пить вино со Своими учениками в Царстве Отца (Мф. 26:29), и приглашает нас на великую брачную вечерю на небесах (Отк. 19:9). Кроме того, Иисус вечно будет исполнять Свое служение пророка, священника и царя, и все их Он будет исполнять в силу того факта, что он навеки остается как Богом, так и человеком12.

11 Это утверждение сложно для понимания, так как мы не хотим сказать, что Иисус,
став человеком, приобрел дополнительное знание или больший объем информации: как
всеведущий Бог, Он, несомненно, знал все факты, связанные с опытом человеческого
страдания. Но в Послании к Евреям говорится: «Как Сам Он претерпел, быв искушен, то
может и искушаемым помочь» (Евр. 2:18). Следовательно, и мы должны настаивать на
том, что это утверждение истинно — между страданием Иисуса и Его способностью со-
переживать с нами в наших искушениях существует взаимосвязь. Судя по всему, автор
послания говорит здесь не о дополнительном интеллектуальном знании, а о способности
воспроизводить в памяти собственный опыт, о той способности, которой Иисус не обла-
дал бы, если бы у Него не было этого личного опыта. Здесь можно провести параллель с
врачом, написавшим книгу об акушерстве, который владеет гораздо большей информа-
имей о родах, чем его родители. Однако, как мужчина, он никогда не сможет узнать этого
на опыте. Женщина, родившая ребенка (или, чтобы сделать параллель более точной,
женщина-врач, сама родившая ребенка и написавшая книгу), может гораздо более пол-
но сопереживать с другими женщинами, рождающими детей.

12 О служениях Христа см. в гл. 28.

Все эти тексты указывают на то, что Иисус стал человеком не временно, что Его божественная природа навсегда соединилась с человеческой природой и Он будет жить вовеки не только как вечный Сын Божий, второе лицо Троицы, но так же как человек Иисус, родившийся от Марии, Мессия и Спаситель

Своего народа. Иисус вечно будет пребывать вполне Богом и вполне челове-ком, и при этом единой личностью.

Б. Божественность Христа

Чтобы изложить библейское учение об Иисусе Христе полностью, нам следует утверждать не только то, что Он был вполне человеком, но и то, что Он был вполне Богом. Хотя это слово и не встречается в Писании, для обозначе-ния того факта, что Иисус был Богом во плоти человека, Церковь использует слово «воплощение». Доказательства божественности Христа присутствуют в Новом Завете в большом количестве. Мы разделим их на несколько категорий '3.

/. Прямые утверждения Писания. В этом разделе мы рассмотрим прямые утверждения Писания отом, что Иисус является Богом14.

1) Слово «Бог» (Theos) в применении к Христу. Хотя слово θεός, «Бог», в Новом Завете служит для обозначения Бога-Отца, существует все же несколь-ко отрывков, в которых оно относится также к Иисусу Христу. Во всех этих текстах слово «Бог» используется в узком смысле, как обозначение Творца неба и земли, Который правит всем миром. Вот эти отрывки: Ин. 1:1; 1:18 (в древних и более точных рукописях); Ин. 20:28; Рим. 9:5; Тит. 2:13; Евр. 1:8 (ци-тата из Пс. 45:6) и 2 Пет. 1:115. Поскольку эти тексты уже сравнительно под-робно рассматривались в главе, посвященной Троице16, мы не будем повто-рять здесь их анализ. Достаточно отметить лишь, что, как минимум, эти семь ясных текстов Нового Завета прямо говорят о Христе как о Боге.

13 Далее я не провожу различия между божественностью Самого Иисуса и других
людей, хотя такое различие помогало бы нам проследить, как люди постепенно прихо-
дили к пониманию, Кто такой Христос, однако оба утверждения, необходимые для на-
ших целей, содержатся в канонических новозаветных Писаниях и являются действи-
тельными источниками обоснования христианского учения.

14 См. превосходную работу о новозаветных свидетельствах божественности Христа,
основанных во многом на эпитетах Христа, взятых из Нового Завета: Donald Guthrie, New
Testament Theology (Leicester and Downers Grove, 111.: InterVarsity Press, 1981), pp. 235—365.

15 Тит. 1:3, в связи с тем, что в ст. 4 Иисус Христос называется «нашим Спасителем»
и что именно Иисус Христос направил Павла проповедовать Благую весть, может также
рассматриваться как пример употребления слова «Бог» в отношении Иисуса Христа.

16 См. гл. 13. А также: Murray J. Harris, Jesus as God (Grand Rapids: Baker, 1992), здесь
дается самый полный экзегетический анализ новозаветных отрывков, где говорится об
Иисусе как о «Боге».

Ветхозаветный пример применения слова «Бог» к Христу встречается в известном мессианском тексте: «Ибо младенец родился нам; Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог креп-кий...» (Ис. 9:6).

2) Слово «Господь» (Kyrios) в применении к Христу. И ногда слово «Господь» (греч. κύριος) употребляется просто как вежливое обращение к старшему и является приблизительным эквивалентом слова «сэр» (см.: Мф. 13:27; 21:30; 27:63; Ин. 4:11). Иногда оно может означать «хозяина» слуги или раба (Мф. 6:24; 21:40). Но тоже самое слово употребляется в Септуагинте (в греческом пере-воде Ветхого Завета, которое широко употреблялось во времена Христа) как перевод еврейского יהוה, «Яхве», т. е. (как часто переводят это слово) «Гос-подь» или «Иегова». Слово κύριος используется в греческом Ветхом Завете для перевода имени Господа 6814 раз. Поэтому любой грекоговорящий чита-тель новозаветного времени, хоть немного знакомый с греческим Ветхим За-ветом, понял бы, что «Господь» — это имя Того, Кто является Творцом и пра-вителем неба и земли, т. е. всемогущего Бога.

Итак, в Новом Завете есть много случаев применения слова «Господь» к Христу в прямом ветхозаветном смысле, т. е. где «Господь» означает Яхве, Са-мого Бога. Такое употребление слова «Господь» бросается в глаза в речи анге-ла, обращающегося к пастухам в Вифлееме: «Ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь» (Лк. 2:11). Хотя эти слова хорошо нам знакомы из рождественских историй, мы должны осо-знавать, насколько удивительным было для иудея Iв. услышать, что родив-шийся ребенок был «Христом» (или «Мессией»)17, и более того, что Тот, Кто был Мессией, был также «Господом», — т. е. Самим Господом Богом! Уциви-тельная сила ангельской вести, которой пастухи едва смогли поверить, фак-тически заключалась в следующем: «Сегодня в Вифлееме родился младенец, Который является вашим Спасителем и вашим Мессией, а также Самим Бо-том». Неудивительно, что «все слышавшие дивились тому, что рассказывали им пастухи» (Лк. 2:18).

Когда Мария приходит к Елисавете за несколько месяцев до рождения Христа, Елисавета говорит: «И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» (Лк. 1:43, курсив мой. — У. Г.). Поскольку Иисус еще не ро-дился, Елисавета не могла подразумевать под словом «Господь» нечто подоб-ное слову «господин». Она явно использовала его в узком ветхозаветном смыс-ле, так что все высказывание приобретало поразительное значение: «И отку-да это мне, что пришла Матерь Господа Бога моего ко мне?» Хотя такое высказывание и представляется исключительным, никаким иным образом слово «Господь» здесь истолковать невозможно.

Слово «Христос» — это греческий перевод еврейского слова «Мессия:

Другой пример мы видим, когда Матфей говорит, что Иоанн Креститель вопиет в пустыне: «Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему» (Мф. 3:3, курсив мой. — У. Г.). Иоанн цитирует здесь Ис. 40:3, где говорится о том, что Сам Господь Бог приходит к Своему народу. Однако контекст подра-зумевает роль Иоанна в подготовке пришествия Иисуса. Таким образом, в этом тексте имеется в виду, что, когда придет Иисус, придет Сам Господь.

Иисус Сам называет себя всевластным Господом Ветхого Завета, когда спрашивает фарисеев о Пс. 109:1: «Сказал Господь Господу моему, седи одес-ную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих» (Мф. 22:44, курсив мой. — У. Г.). Смысл этого утверждения в следующем: «Бог-Отец ска-зал Богу-Сыну (Господу Давида): „Сиди одесную Меня"». Фарисеи понима-ли, что Он говорил о Себе и отождествлял Себя с Единственным, достойным ветхозаветного наименовани κύριος, «Господь».

Такое употребление характерно также для посланий, где «Господь» — это обычное обозначение Христа. Павел говорит: «Но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им» (1 Кор. 8:6, курсив мой. — У. Г.; ср.: 12:3 и со многими другими тек-стами посланий Павла).

Особенно характерен отрывок Евр. 1, где автор цитирует Пс. 101, в кото-ром говорится о труде Господа в творении, и относит его к Христу:

И: «в начале Ты, Господи, основал землю, и небеса — дело рук Тво-их; они погибнут, а Ты пребываешь; и все обветшают как риза, и как одежду свернешь их, и изменятся; но Ты тот же, и лета Твои не кончатся» (Евр. 1:10-12).

Здесь о Христе прямо говорится как о вечном Господе небес и земли, Ко-торый сотворил все и останется тем же навеки. Такое применение термина «Господь» к Христу обретает свое наивысшее выражение в Отк. 19:16, где мы видим Христа как возвращающегося и побеждающего Царя, и «На одеж-де и на бедре Его написано имя: Царь царей и Господь Господствующих» (кур-сив мой. — У. Г.).

3) Другие ясные указания на божественность Христа. Помимо использова-ния слов «Бог» и «Господь» для обозначения Христа, есть и другие текстуаль-ные свидетельства, ясно указывающие на божественность Христа. Когда Иисус сказал своим противникам-иудеям, что Авраам узрел Его (Христов) день, они возразили: «Тебе нет еще пятидесяти лет, — и Ты видел Авраама?» (Ин. 8:57). Достаточным для доказательства вечности Иисуса был бы такой ответ: «Я был еще до того, как был Авраам». Но Иисус не говорит этого. Вместо этого Он делает более изумительное заявление: «Истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин. 8:58, курсив мой. — У. Г.). Иисус сочетает здесь два утверждения, последовательность которых казалась бессмысленной: «Преж-де чем произошло нечто, случившееся в прошлом (Авраам был), случилось нечто в настоящем (я есмь)». Но руководители иудеев сразу же поняли, что это не загадки и что Его слова не были бессмыслицей, когда Он сказал «Я есмь», Он повторил слова Самого Бога, который назвал Себя Моисею так: «Я ЕСМЬ СУЩИЙ» (Исх.3:14). Иисус сказал о Себе: «Я ЕСМЬ» — это то наименование, которым Бог обозначает Себя, как Вечно Существующего, как